Главная страница Обратная связь Карта сайта
ОАО «БИОХИММАШ» ИНСТИТУТ ПРИКЛАДНОЙ БИОХИМИИ И МАШИНОСТРОЕНИЯ  
   

Из банкротства – к инновациям


Из досье

Андрею Германовичу МОШКИНУ 43 года. После окончания с золотой медалью средней школы в Йошкар-Оле учился в МГУ на физическом факультете. И здесь получил диплом с отличием, а затем окончил аспирантуру по теоретической физике. Кандидат физико-математических наук.
После окончания аспирантуры с 1988 г. занимался теоретическими исследованиями в области квантовой гравитации, квантовой теории поля, квантовой электродинамики во внешних гравитационных полях, прикладными исследованиями Земли из космоса в НПО "ЭЛАС" и Московском физтехе.
С 1994 г. резко изменил характер своей работы, прейдя в банк "Национальный кредит", где занялся вопросами недвижимости, работой с дебиторами и кредиторами. С 1997 года участвует в процедурах банкротства. После аспирантуры МГУ успел поучиться в Колледже предпринимательства, освоил программу Национального совета Великобритании по управленческому обучению, получил аттестаты Академии народного хозяйства при Правительстве РФ по программе МВА, Высшей финансово-банковской школы при Академии им. Г.В. Плеханова. Арбитражный управляющий 2-й категории. Знает английский.
В 2000 году после завершения процедуры арбитражного управления в институте "Биохиммаш" избран его генеральным директором.
С теоретической физикой и математической экономикой не расстается. Но это сегодня уже хобби. Так же, как философия и психология. Увлекается художественной литературой и видеоклассикой. Женат, дочь учится на психологическом факультете МГУ.

В институт – по суду

Андрей Мошкин оказался в институте "Биохиммаш" в августе 1998 года по решению суда, возбудившего процедуру банкротства за неуплаченные институтом долги. Направлен сюда он был в качестве профессионального арбитражного управляющего, чтобы решить дальнейшую судьбу института. Вариантов в такой ситуации, как известно, остается немного: либо распродажа имущества организации с молотка для покрытия долгов кредиторам, либо восстановление эффективной работы и платежеспособности для того, чтобы те же долги вернуть, сохранить институт, научные кадры и продолжать развиваться дальше.
Профессия арбитражного управляющего появилась в нашей стране сравнительно недавно – в минувшем десятилетии, когда мы дружно и без всякой подготовки вступили в рынок. На рынке же, как известно, кто-то выживает и процветает, а кто-то терпит фиаско. Эйфория освобождения от оков плановой экономики и государственного регулирования прошла довольно быстро. Многие предприятия и учреждения потеряли оборотные средства, государственные заказы, а жить продолжали по инерции, поэтому очень скоро попали в долговую кабалу. Вот тут-то для исполнения решений арбитражных судов, которые рассматривают иски кредиторов о взыскании долгов, и потребовались профессиональные управляющие, люди, способные реализовать себя в экстремальных условиях.
К тому времени, когда Андрей Мошкин пришел на "Биохиммаш", у него уже имелся опыт подобной работы. Он был управляющим в процедуре банкротства акционерного общества "Родити". С валютным балансом в 100 млн. долл. общество попало в издание "Элита московского бизнеса", а к моменту банкротства в 1998 г. не осталось даже карандаша в офисе. Все "увели". Потом участвовал в процедуре банкротства подмосковного военно-строительного управления, которое из 39 лет своего существования 36 лет считалось лучшим в системе Минобороны. Затем было шумное дело на киностудии им. Горького. Пресса тогда много об этом писала.
Вот с таким багажом знаний и опыта пришел на "Биохиммаш" Андрей Мошкин. По завершении процедуры арбитражного управления акционеры ОАО "Биохиммаш" предложили ему остаться в институте и избрали генеральным директором.
Именно тогда мы с ним и познакомились. Случаев, когда арбитражные управляющие остаются директорами предприятий и организаций, попавших в процедуру банкротства, не так много. Не за тем их направляет сюда арбитражный суд. Они приходят на завод, фабрику, в институт или другое учреждение, когда дела здесь доведены, как говорится, до ручки, хозяйственная деятельность практически прекратилась, а потерявшие терпение кредиторы жаждут любыми путями вернуть долги. Очень часто все кончается довольно печально: единственным способом хоть в какой-то мере удовлетворить требования кредиторов остается конкурсное производство, то есть распродажа имущества должника.
Андрею Мошкину удалось сохранить важный для страны институт, занимающийся разработкой продуктов, технологий и оборудования микробиологического синтеза.
– За время арбитражного управления, – говорит он, – платежеспособность института полностью восстановить не удалось. Слишком велики были долги. К тому же акционеры долгое время находились в каком-то ступоре, ничего не предпринимали, чтобы как-то изменить положение. Большинство уже считало, что предприятие невозможно отстоять и все придется распродать за долги. Чтобы разубедить в этом трудовой коллектив, вселить в него хоть какую-то уверенность, пришлось основательно поработать, навести порядок в финансах, в долгах – одни взыскать, другие хоть в какой-то степени начать гасить и убедить кредиторов, что они скорее получат свое, если не пускать институт с молотка, а дать ему возможность восстановить производственную деятельность. К счастью, кредиторы мне поверили, и с ними было заключено мировое соглашение. Вот в таких условиях мы и начали восстанавливать производство, возобновили научные исследования.

Гуманизм эпохи передела

Во время нашего знакомства с Андреем Мошкиным мне, помнится, не давал покоя вопрос: зачем ему, уже нашедшему себя в арбитражном управлении, было становиться гендиректором не очень-то благополучного акционерного общества? Ведь судьба арбитражного управляющего известна: сделал за год–полтора свое дело на одном предприятии, получил вознаграждение – и отправляйся разбираться в делах другого банкрота.

– Ну должен же я доказать и себе, и другим, что могу не только банкротить, разрушать, но и эффективно управлять бывшим банкротом, – последовал ответ.
– Выходит, можно было реформировать нашу экономику, не доводя заводы, фабрики и прочие организации до банкротства? Ведь за этим судьбы тысяч людей, – продолжал допрашивать я его.
– Не знаю, можно ли это было начать при советской власти, но почему-то ничего существенного сделано не было. Потом все изменилось в один момент. И сейчас банкротство – вещь совершенно необходимая экономике, обществу в целом. Особенно в наших условиях, когда остается масса неумелых руководителей. У них разваленные предприятия надо просто отбирать. Как существуют санитары леса – так нужны и санитары экономики.
– Но ведь через процедуру банкротства были хищнически растащены многие лакомые куски бывшей госсобственности...
– Потому что начали падать из рук. То же государство их бросило. В 1992–1993 гг. при глобальной приватизации многие по приватизационным чекам хапали все, что было возможно. А поскольку управлять не умели, то все это стало рушиться. Потом появилось законодательство о банкротстве, и у неумелых, у нечестных владельцев начали их разрушающуюся собственность отбирать. Тогда они стали жаловаться: как же так, священное право собственности! Они уже забыли, как сами в начале 90-х получали эту собственность, как правдами и неправдами прибирали ее к рукам.
– Но многих старых руководителей предприятий, которые были воспитаны в условиях командно-административной системы и никак не могли сориентироваться в новых реалиях, было жалко. Я имею в виду честных директоров, а не жуликов, растаскивающих свои погибающие заводы и фабрики.
– Это правильно. Я считаю, такого директора можно пожалеть как человека, попавшего в беду. Но в общем-то экономика сама по себе безжалостна. Здесь не место жалости еще и потому, что за каждым руководителем стоят сотни, а нередко и тысячи работников, не получающих зарплату или имеющих гроши. Он не может руководить в новых условиях, а они-то за что страдают? В этом случае будет более гуманным отобрать у него предприятие и отдать другим, более эффективным собственникам.

Смена ориентиров

Вот такой разговор состоялся у нас с Андреем Мошкиным в самом начале его гендиректорской карьеры на "Биохиммаше". А старые свои записи я перелистал в связи с тем, что недавно вновь довелось побывать в институте, где генеральный директор уже шестой год успешно доказывает, что большой научный и практический потенциал института, в свое время заглянувшего в бездну банкротства, можно не только сохранить, но и развивать в новых экономических условиях. Но при непременном условии: четком и грамотном руководстве.
Институт давно уже не имеет долгов, работает прибыльно, но все еще не настолько, считает директор, чтобы всем платить достойную зарплату, вести в достаточном объеме научные исследования, модернизировать лаборатории и производственную базу. Есть и проблемы с кадрами. Несмотря на то, что в 90-е годы образовался огромный кадровый провал, когда многие научные работники, чтобы выжить, уходили торговать пивом и сигаретами, а молодежь не шла на низкую зарплату, в институте удалось сохранить научную школу. Сейчас на "Биохиммаше" с удовольствием принимают как способных студентов-биологов, так и аспирантов ведущих вузов Москвы. Первые здесь могут сделать курсовую или дипломную работу, научиться составлению бизнес-планов, вторые – написать диссертацию по самым современным проблемам биологической науки. Кто-то из них непременно остается работать на "Биохиммаше", а это – гарантия того, что преемственность поколений здесь сохранится, поскольку молодежь работает под руководством ведущих ученых института.
– В советские времена наш институт проектировал и строил целые заводы, – говорит Андрей Мошкин. – Но кто в последние 15 лет в России строил новые предприятия, когда даже у сохранившихся нет средств не только на обновление оборудования, но и на то, чтобы заказать нам разработку новых технологий? Вот и приходится нам переориентироваться с заказчиков промышленного оборудования на инвесторов, заинтересованных в разработке технологий, сулящих ощутимую прибыль. Поэтому сейчас ведем работу по двум перспективным для нас направлениям. Во-первых, создаем базы данных по тем идеям и проектам, которые у нас уже есть, представляя их привлекательность для потенциальных инвесторов. Во-вторых, занимаемся модернизацией существующей научной и опытной базы, чтобы заглянувший к нам инвестор или представитель какого-то завода мог здесь же, в институте, увидеть, что у нас есть не только ученые, лаборатории, научная и технологическая документация, но и опытно-промышленные установки, на которых разработанную на самом высоком мировом уровне технологию можно, как говорится, "обкатать" и получить первый продукт.
В этом плане для института важное значение имеет инновационный проект, над которым институт работает уже более года.
Как известно, технологии развития живых систем в последнее время признаны одним из приоритетных направлений развития науки, технологий и техники во всем мире. Фактически мы являемся свидетелями биологической революции, открывающей безграничные возможности для технологического прогресса в основных жизненно важных для человечества сферах – медицине, сельском хозяйстве, экологии. От современного уровня технологий зависит и обороноспособность страны.
Основным видом деятельности института в течение ряда лет являются научно-прикладные исследования в области разработки биотехнологических процессов микробиологического синтеза, разработка различных видов оборудования, участие в проектировании заводов. Здесь разработаны технологии получения препаратов для уничтожения личинок комаров, переносящих опасные болезни, стимулятор роста растений для обработки семян трав для газонов и футбольных полей для их активного роста. Биодеградант нефти и нефтепродуктов прошел успешные испытания в США. Противогрибковая мазь "эритроризан" на основе шиконина имеет более широкое терапевтическое действие с имеющимися отечественными и зарубежными аналогами. Разрабатывается технология производства противоопухолевого средства и лекарства для посттравматического сращивания нервов.
Продолжаются исследования по созданию и получению биоразлагаемых полимерных шовных материалов для хирургии, разработана технология получения незаменимых аминокислот из отходов продукции животноводства, создан опытный образец банка для сохранения до одного года донорской крови и стволовых клеток, ведутся биологические исследования в космических программах.

Модуль поможет стране и институту

Мы сказали лишь о незначительной части тех тем и проблем, разработкой которых занимается "Биохиммаш". Новый проект института – это создание универсального биотехнологического модуля, который позволит производить отработку и оптимизацию промышленных технологий, наладить мелкосерийное производство, а также масштабировать лабораторные технологии. Короче, тому, что наработано в "Биохиммаше", в теории и в лабораториях, нужен выход на рынок для получения прибыли и дальнейшего развития института. А ее можно извлечь из продажи технологий производства антибиотиков, ферментов, биологических добавок, аминокислот, из продажи опытно-промышленных партий биопрепаратов, предоставления услуг, аналитического и диагностического оборудования, обучения биотехнологиям студентов вузов, технического персонала. Кроме того, универсальный биотехнологический модуль способен решить проблему замены на отечественном рынке импортных аналогов биопрепаратов при невысоком платежеспособном уровне населения.
Гибкий автоматизированный биотехнологический модуль, который намерены создать в институте "Биохиммаш", недешев. Он требует вложений во много миллионов рублей. Но есть и ощутимые плюсы. Новый проект не требует дополнительного землеотвода. Все оборудование можно разместить в принадлежащих институту корпусах.
В настоящее время высокий спрос на биотехнологическую продукцию и появление все более жесткой конкуренции на этом сегменте рынка вынуждают производителей расширять свои производственные мощности и развертывать новые производства. В результате растет спрос на новые технологии производства и оптимизацию промышленных технологических процессов.
Особо следует сказать о том, что инициативу "Биохиммаша" по созданию гибкого биотехнологического модуля активно поддержал директор Института биохимии и физиологии микроорганизмов им. Г.К. Скрябина Российской академии наук член-кор РАН А. Боронин. В своей записке видный ученый, в частности, отметил: "Сейчас начинается процесс восстановления производственной базы биотехнологической промышленности, утерянной в результате распада СССР. К сожалению, в России какая-либо система финансирования биотехнологических новаций еще не налажена. Уровень финансирования российской биологической науки несопоставим с европейским и тем более американским. Позиции России по определенным научным направлениям вполне конкурентоспособны. Перспективность биотехнологии в стране обусловлена наличием природных ресурсов, технологических заделов и высоким уровнем подготовки национальных кадров. Рыночные перспективы использования модуля "Биохиммаша" очень широки, так как могут быть реализованы в ряде областей народного хозяйства.
Биотехнология – это наука, помноженная на бизнес, и мы обязаны развивать собственную биотехнологическую промышленность. Учитывая опыт нашего института в этой области, а также деловые связи с ОАО "Биохиммаш", считаю целесообразным поддержать просьбу о финансировании данного проекта".
Сейчас трудно сказать, эта ли поддержка сыграла решающую роль, или руководство "Биохиммаша" сумело убедить госчиновников, но год назад Агентство по науке и технологиям РФ выделило институту большой грант, в результате чего был заключен госконтракт на разработку полифункциональных композиций для предотвращения вредных загрязнений, в том числе отравляющими веществами. Деньги, на которые ныне создается биотехнологический модуль, получены институтом безвозмездно. Он будет и собственником этой новой работы. Ну а за РФ в качестве платы за выделенный грант остается право на безвозмездную лицензию для использования этих разработок в государственных интересах.
По этому поводу все-таки заметим, что финансирование инновационных проектов со стороны федеральных органов, тем более безвозмездное, – явление в нашем государстве довольно редкое. Тем убедительнее на этом фоне выглядят действия новой управленческой команды "Биохиммаша", сумевшей преодолеть все существующие препоны и на этом пути.

Курс – на лекарства

Говоря о недалеких перспективах, генеральный директор рассказал, что сейчас в институте есть два перспективных проекта лекарств с новыми субстанциями, и обе здесь сумели сделать искусственно. Одну из них можно, конечно, получить из естественной природы, но для этого необходимо ободрать кору с дюжины деревьев тисса лишь для того, чтобы вылечить одного больного. Ученые института выращивают клетки для получения такой субстанции в лабораторных условиях. Второй же и препарат, разработанный здесь, совершенно оригинален. Он позволяет сращивать нервы после травматических порезов, а аналогов ему в мире обнаружить не удалось.
И инвесторы у нового фармацевтического направления развития "Биохиммаша", готовые вкладывать в это значительные средства, уже есть. Но дело за немногим: они готовы, но пока никак не могут купить крупное фармацевтическое производство в нашем Отечестве для осуществления совместного проекта. Будем надеяться, что явление это временное.
Главное же, о чем сегодня шла речь, заключается в том, что "Биохиммаш" после банкротства не только выжил, но и развивается, разрабатывает новые продукты, инновационные биотехнологии. Если обычный, так называемый регулярный бизнес в нашей стране сталкивается с массой широко известных проблем, то у высокотехнологичного бизнеса "Биохиммаша" возникают еще и свои. Но тем не менее здесь постоянно рождаются новые проекты, ряд из которых вопреки нашей российской действительности все-таки удается проводить в жизнь.

Павел ЕРИСОВ
«Московская Промышленная Газета», № 13 (384), 06-12 апреля 2006 г.

    Версия для печати
  Copyright (c) 2006 ОАО “Биохиммаш” 127299, Москва, ул. К.Цеткин, д. 4,
тел. (499) 159 3170, факс (499) 156 2897
разработка сайтов
и мультимедийных презентаций - БИАТ