Главная страница Обратная связь Карта сайта
ОАО «БИОХИММАШ» ИНСТИТУТ ПРИКЛАДНОЙ БИОХИМИИ И МАШИНОСТРОЕНИЯ  
   

Большие деньги под микроскопом


Большие деньги под микроскопом
 
МИХАИЛ СИДОРОВ
 
 
Российские автомобили вряд ли имеют шанс выиграть конкуренцию с "мерседесом". Однако у нас есть еще шанс победить Запад. Российские биотехнологии пока вполне конкурентны, и первыми сотворить Франкенштейна мы вполне можем. Правда, для этого, как обычно, нужно очень много денег.
 
Английский премьер-министр Тони Блэр сказал как-то, что биотехнология в начале XXI века должна стать тем же, чем компьютерные технологии были в конце XX века, -- наиболее динамичной и, понятно, инвестиционно привлекательной отраслью мировой экономики. Рынок биотехнологической продукции за последние 5 лет вырос втрое и составил в прошлом году около $200 млрд. По оценкам компании Эрнст и Янг, в течение ближайших 3--5 лет рост в отрасли составит 15--20% в год, а к концу текущего десятилетия увеличится до 30% ежегодно. По сравнению с 2--3-процентным приростом ВВП цифра впечатляет.
Суть биотехнологии -- использование микроорганизмов и клеток, их фрагментов или продуктов их жизнедеятельности в практических целях. Собственно, под определение "отрасль" биотехнологические производства подходят с некоторым трудом. Дело в том, биотехнологии применяются в самых различных областях. Например, в медицине (антибиотики, вакцины, лекарства, произведенные с применением генной инженерии), в пищевой промышленности ("закваски" для кефиров и йогуртов, пищевые добавки и т.п.), в сельском хозяйстве (средства защиты растений, кормовые добавки), в промышленности (очистка и переработка производственных отходов) и много где еще.
Примитивная, или, как выражаются ученые, "наивная", биотехнология появилась в незапамятные времена. Наши далекие предки использовали процесс брожения для изготовления алкогольных напитков и кисло-молочных продуктов. Потом люди стали разводить одних насекомых для уничтожения других -- вредителей сельскохозяйственных культур. В конце прошлого века научились использовать различные свойства микроорганизмов и клеток при разработке лекарственных препаратов, удобрений и продуктов питания. И уже во второй половине прошлого века ученые изобрели способы "прививать" необходимые качества микроорганизмам и растениям, изменяя их генетику. Таким образом, зародилась генная инженерия, которую называют "новейшей биотехнологией". Собственно, она и становится сейчас наиболее быстро растущей и прибыльной отраслью.

Прерванный полет

В СССР биотехнология начала активно развиваться и финансироваться в середине 60-х годов. При Совете министров было создано специальное ведомство -- Главмикробиопром, -- курировавшее строительство первых советских биотехнологических предприятий, которые начали выпускать в промышленных масштабах средства защиты растений, кормовые добавки, биотехнологические фармпрепараты и т.д. В те благословенные времена наша страна как производитель биотехнологической продукции неизменно была в числе мировых лидеров. В начале 90-х Россия начала сдавать лидирующие позиции, а с середины 90-х стала стремительно отставать от Запада.
Сегодня российский вклад в мировой рынок биотехнологий можно назвать мизерным. Мы потребляем около 0,5% биотехнологической продукции на сумму около $1,1 млрд. (в 2001 году). Причем 60--70% этих объемов -- импортные препараты. То есть собственное производство фактически свернуто.
С развалом СССР многие наши продвинутые биотехнологические предприятия оказались за границей -- на Украине, в Казахстане, Белоруссии, Прибалтике, Армении. Значительная часть заводов, оставшихся в пределах государственных границ, попав в свободный рынок, переквалифицировались на производство гидролизного спирта (что, в принципе, тоже является биотехнологией), а некоторые просто стали разливать водку (что к биотехнологиям имеет отдаленное отношение). Если говорить о предприятиях, производящих исключительно биотехнологические продукты, то в России осталось только около двадцати заводов из трехсот, которые существовали в СССР. Биоиндустрию в настоящее время нельзя рассматривать в качестве единой отрасли. Производство биопрепаратов рассредоточено одновременно на многих химических, пищевых, энергетических и других предприятиях.
Однако, по мнению специалистов, сейчас у отечественной биотехнологии еще остались шансы для того, чтобы наверстать упущенное и стать, как это происходит во всех индустриально развитых государствах, фактором, определяющим социально-экономическое развитие страны. В России остались и квалифицированные кадры, и перспективные научно-технологические разработки, и производственная база. А в последние год-два крупные финансовые структуры стали задумываться об инвестициях в биоиндустрию.

Российский иммунодефицит

Наиболее широко в нашей стране биотехнология применяется в фармацевтике. Объем отечественного рынка лекарств в прошлом году составил $2,5 млрд. На биотехнологические препараты пришлось около $580 млн., а на продукцию отечественного производства -- 25--30% этой суммы, то есть около $150 млн.
Классические фармацевтические продукты от биотехнологии -- это антибиотики, иммунобиологические (т.е. повышающие иммунитет) и генно-инженерные лечебно-профилактические препараты. В СССР ежегодно выпускалось около 3 тыс. тонн антибиотиков, чего хватало не только на весь Союз, но и на экспорт в страны соцлагеря. В настоящее время антибиотики в России выпускают многие фармацевтические предприятия, например, такие компании, как "АБОЛмед", "Биосинтез", "Акрихин", "Фарма", "Синтез" и др. Тем не менее по сравнению с советскими временами объем производства снизился в разы. К тому же на большинстве наших заводов используется устаревшее оборудование. Так что отечественная продукция способна конкурировать с импортной исключительно за счет цены. Практически весь рынок дорогих препаратов отдан на откуп иностранцам.
В гораздо лучшей форме находится производство иммунобиологических препаратов. Этот сектор примерно на 80--90% обслуживается именно отечественными производителями. Наиболее высококачественную и конкурентоспособную продукцию выпускают организации, представляющие единые комплексы, состоящие из НИИ и производственной базы. К таковым, в частности, относятся ВНИИ защиты животных, Институт полиомиелита и вирусных энцефалитов им. М.П. Чумакова и др.
Бесспорным достижением можно считать создание компанией "Биохиммаш" одного из самых эффективных в мире универсальных лекарств для лечения всех 600 разновидностей гриппа -- "Гриппферон". Его получили, научив бактерии воспроизводить человеческий интерферон (белок, способный подавлять вирусы).
Крупнейшими производителями иммунобиологических препаратов в России являются компании "Вектор-Бест" (Новосибирская область), "БКИ" (Москва"), "Биомед им. И.И. Мечникова" (Московская область).
Что касается генно-инженерных лекарств, то в России таких препаратов выпускается на порядок меньше, чем на Западе, где их производство является ведущим сектором биотехнологии. Потребность же в этих препаратах покрывается государственными импортными поставками. Специалисты считают, что эти поставки не дают развиваться отечественным производствам. Один из самых наглядных примеров -- инсулин. Россия ежегодно тратит на его импорт около $100 млн. В стране он фактически не производится. Впрочем, в настоящий момент ситуация начинает меняться. Организацией производства нового отечественного инсулина занимается государственный холдинг РАО "Биопрепарат". При этом Государственный НИИ генетики и селекции промышленных микроорганизмов разрабатывает фермент, который должен удешевить производство инсулина. Но когда появится российский инсулин и сможет ли он вытеснить с рынка импортный, пока неизвестно.
Второй по величине сектор российского рынка биотехнологии -- продукция для сельского хозяйства, на которую ежегодно в стране тратится $300 млн. Этот сектор рынка можно считать самым провальным. Наши предприятия закрывают лишь 8--10% потребностей рынка -- выпускают продукции не более, чем на $30 млн. в год.
В частности, одним из самых востребованных биотехнологических продуктов в сельском хозяйстве является лизин -- компонент, помогающий животным лучше усваивать пищу, что, в свою очередь, позволяет увеличивать надои, привесы и т.д. Однако в России лизин надлежащего качества не выпускается, и все отечественные животноводы вынуждены покупать его за рубежом, на что ежегодно тратится порядка $8 млн. В России же для агропромышленного комплекса, главным образом, производятся средства защиты растений, витамины, стимуляторы роста и т.д. Например, в ГНЦ Института генетики микроорганизмов выпускается препарат "Колорадо" -- в нем используются бактерии, выделяющие белок, который отравляет колорадского жука, но совершенно безвреден для человека. В "Биохиммаше" был разработан эффективный стимулятор роста растений, который повышает урожайность пшеницы на 20--30%.

Чудеса из пробирки

По данным Минпромнауки, сейчас в стране есть целый ряд биотехнологических разработок, которые не имеют зарубежных аналогов. Большинство из них сделаны еще 5--10 лет назад, на остатках "советского" финансирования. Это, в частности, технология повышения нефтеотдачи пластов при их истощении (опробована на скважинах нефтяной компании "Татнефть"), технология извлечения золота из коренных месторождений (в ходе "клинических" испытаний было получено 130 кг) и т.д. Также отечественные предприятия имеют эффективные биотехнологии по очистке почв и воздуха, утилизации химического оружия. Наравне с этим уже прошли полевые испытания технологии создания трансгенных растений -- устойчивых практически ко всем болезням и напастям картофеля, помидоров, быстрорастущих гороха и рапса и т.д. Эти технологии на десятки процентов повышают эффективность хозяйствования, но тем не менее до сих пор остаются некоммерциализованными.
Чуть ли не единственным реализуемым на сегодняшний день инвестиционным проектом в российской биоиндустрии является строительство компанией "Биокад" нового фармацевтического завода в Подмосковье, который будет выпускать генно-инженерные препараты. По оценкам, стоимость проекта составляет менее $10 млн. При этом "Биокад" стал владельцем "Центра инженерной иммунологии", созданного на базе Института инженерной иммунологии. Стоимость этого проекта в целом составляет еще $15 млн. Как планируют в компании, в ближайшие 3--4 года годовой оборот компании достигнет $35 млн. и она полностью окупит все вложения.
Но здесь нужно отметить, что главой "Биокада" является бывший заместитель председателя правления банка "ЦентроКредит" Дмитрий Морозов, который смог найти деньги с помощью, можно сказать, "родного" банка. По словам Дмитрия Морозова, глобальные инвестиции в биотехнологию, в отличие, например, от таких суперрентабельных областей, как коммуникационные технологии или индустрия развлечений, сделала еще советская власть -- запасов перспективных разработок России хватит лет на десять.
Таким образом, у нас в стране существуют технологические разработки и условия для их реализации, существует даже заинтересованность в подобных проектах финансового сектора -- что называется, "есть мотив и возможность". Но ученые не знают, что нужно бизнесу, и не умеют толково о себе заявить. Бизнес, в свою очередь, не имеет четкого представления о том, что такое биотехнология и как на ней можно заработать. Между тем рентабельность производства "особенно удачных" биотехнологических препаратов может достигать чуть ли не 1000%. Правда, биотехнология -- это "большая" наука. А чем "больше" науки, тем выше риск инвестиций. Например, по усредненным данным, лишь 30% новых лекарств приносит действительно высокий доход.

Микробы просят денег

Чтобы снизить бизнес-риски и привлечь инвестиции в российскую биотехнологию, в мае прошлого года усилиями Минпромнауки, Минздрава, Минсельхоза и Минобразования была создана специальная организация -- некоммерческое партнерство "Биомак". В консорциум вошли порядка 50 различных организаций -- научных институтов, предприятий, финансовых структур и т.д. По словам Евгения Орешкина, заместителя руководителя департамента Минпромнауки, ответственного секретаря межведомственной комиссии по биотехнологиям, "Биомак" представляет собой своего рода интерфейс между рынком и государством, научным и деловым сообществами. Цели консорциума самые благородные: найти успешный с коммерческой точки зрения проект и привлечь на его реализацию частный капитал.
В прошлом году "Биомак" провел конкурс биотехнологических проектов и сейчас работает над несколькими заявками, которые были отобраны из 200 предложений. Теоретически инвесторы существуют. Например, членами "Биомака" уже стали инвестиционно-банковская группа "НИКойл" и АКБ "Ланта-банк". Интерес к консорциуму проявляют многие крупные финансовые структуры: "Ингосстрах", Внешэкономбанк, Внешторгбанк. Но пока о начале реализации конкретных проектов никто не заявляет. При этом в "Биомаке" отмечают, что на претворение в жизнь наиболее привлекательных предложений консорциуму под силу собрать порядка $300 млн.
Основного же объема инвестиций в российскую биотехнологию, по оценкам компании Abercade, которая также является участником "Биомака", стоит ожидать через два-три года. Вероятно, к тому времени ученые уже научатся доходчиво объяснять все прелести своих разработок, а бизнесмены, в свою очередь, не смогут больше игнорировать постоянно увеличивающийся спрос россиян на биотехнологическую продукцию. По данным Минпромнауки, сегодня этот спрос удовлетворен только на 40--45%. Кроме того, государство объявило биотехнологию одной из девяти стратегически приоритетных областей науки. А это, как считают в Abercade, служит хорошим сигналом для инвесторов.
Пока же россиянам придется покупать импортные лекарства, а российским фермерам кормить буренок импортными добавками. Но мечты о том, чтобы вывести козу с геном паука, которая будет выдавать на гора рулоны высококачественного шелка, российские ученые не оставляют.
 

    Версия для печати
  Copyright (c) 2006 ОАО “Биохиммаш” 127299, Москва, ул. К.Цеткин, д. 4,
тел. (499) 159 3170, факс (499) 156 2897
разработка сайтов
и мультимедийных презентаций - БИАТ